Закрыть

Самоизоляция и саморазвитие!

Является ли пандемия коронавируса форс-мажором с точки зрения закона?

Является ли COVID-19 форс-мажором?



Пандемия коронавирусной инфекции COVID-19 объявлена Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) таковой и посему не может быть двойных мнений по этому поводу. Между тем, от того, как бизнес-сообщество отнесется к тому, чтобы признавать данный факт обстоятельством непреодолимой силой, зависит и дальнейшее развитие конкретного бизнеса.

Многие страны приняли меры по защите бизнеса, и Россия - не исключение. В нашей стране принят закон N 98-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций"

При этом закон, принятый в спешке, указывает во многом на обязанность сторон искать компромисс, но о самом компромиссе в нем нет ни слова. Данный подход, если он не будет изменен, приведет к спорам и разногласиям: одни контрагенты будут желать исполнения другими своих обязательств, а те, в свою очередь, об отсрочке исполнения.

При этом указанный закон дает право Правительству РФ объявлять мораторий на проведение процедуры банкротства, а также на иные последствия, которые могут быть вызваны различными стихийными событиями.

В то же время, закон не говорит об исполнении или возможности неисполнения различных договоров во время указанного моратория, за исключением договора аренды. О договоре аренды можно прочитать в соответствующей статье: "Коронавирус и договор аренды".

В соответствии с п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Из приведенной нормы следует, что для признания пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 форс-мажором необходимо, чтобы такая пандемия вызвала чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства. К примеру, оплата интернета или телефона и невозможность такой оплаты вряд ли можно отнести к таким обстоятельствам, так как, обычно, данный договор имеет абонентную структуру и в любой момент может быть прекращен одной из сторон. А вот договоры поставки продукции, которые, к примеру, должны были быть поставлены от производителя из Китая, может быть не исполнен в виду таких обстоятельств по причинам, указанным в законе и отвечающим критериям чрезвычайности и непредотвратимости.

Некоторые юристы полагают, что для предотвращения возможных неблагоприятных последствий, вызванных невозможностью исполнения договора из-за пандемии COVID-19, лучше обратиться в Торгово-промышленную палату РФ для получения соответствующих документов о признании факта форс-мажора. Однако мы полагаем, что такой подход возможен, когда в договоре прямо говорится о возможности доказывания факта форс-мажора через органы ТПП. В случае, если в договоре нет отсылки на указанный метод, во-первых, ТПП может отказать в выдаче такого документа, во-вторых, стихийность и непредотвратимость может быть подтверждена и объективными факторами, которые могут быть признаны судом и без документа из ТПП.

В любом случае, в будущем после окончания пандемии неотвратимы юридические последствия в виде затяжных споров крупных и не очень компаний о пересмотре заключенных и неисполненных контрактов. К тому же, как это бывает всегда, найдутся и другие предприниматели, желающие подвести форс-мажор под деятельность, на которую реально пандемия не влияла (к примеру, вряд ли производители медицинских масок, а также интернет-магазины сильно потеряли клиентов в период пандемии). В каждом случае суды должны тщательно и скурпулезно разбираться в обстоятельствах и выносить справедливые решения.

Процессуальные сроки (сроки исковой давности)

Как и предполагалось, сроки исковой давности и процессуальные сроки введенным президентом режимом так называемой самоизоляции не приостанавливают. Данная позиция отражена Верховным судом в своем Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) N 1 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 21 апреля 2020 г.). В частности, в нем говорится, что указы Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 г. N 206 "Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней" и от 2 апреля 2020 г. N 239 "О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)" в части установления нерабочих дней не распространяются на федеральные органы государственной власти, которым предписано лишь определить численность федеральных государственных служащих, обеспечивающих функционирование этих органов.

В связи с изложенным нерабочие дни в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г. включаются в процессуальные сроки и не являются основанием для переноса дня окончания процессуальных сроков на следующий за ними рабочий день.

При этом Верховный суд указывает на возможность восстановить такой пропущенный процессуальный срок в общем порядке, т.е. в ходе рассмотрения такого ходатайства о продлении процессуальных сроков суд должен в каждом конкретном случае изучить реальную невозможность совершить процессуальное действие в период "самоизоляции". Скорее всего на практике суды будут всегда восстанавливать процессуальные сроки. Однако формальная возможность такой срок не восстановить у судов все же имеется.

21.04.2020

Оказываем юридические услуги по всему миру с 2006 года.